20:35 

#7 Реальный сон

wagahay
Полжизни за кусок свежего мяса!
Абсолютно романтичный безрейтинговый ангст. От героев остались только имена. Основано на реальных событиях. Точнее даже списано с реальных событий. Ну и не бечено,так что за ошибки и опечатки прошу прощения.

Из двух смущающихся дебилов, Ре несомненно был большим. "Я заеду за тобой вечером, давай где-нибудь перекусим". Со временем он даже не отвечал на такие сообщения. Окура все равно за ним заедет. И Ре все ранво согласится выползти из своей квартиры. Они часами ходили по магазинам и покупали абсолютно ненужные вещи. Курили на берегу. Сигареты всегда приносил Окура. Ре давно отвык покупать их. Окура говорил, что Ре для него словно сама жизнь. Доккун отвечал тем же. Но если вы смотрели бы на это со стороны, то заметили бы, солнцем был Окура. Ре - лишь крутился вокруг него. Оба одновременно понимали это, и не замечали. Все было так, как их устраивало. Вечеринки, пиво, покер и секс. Узкая кровать и всегда чистое билье черно-желтых оттенков, огромная квартира Окуры, холодный болкон и ванная с душевой кабиной. Одни на двоих футболки и штаны. Ре вспоминал свою жизнь с Таччоном и не находил в ней изъянов. Ни разу они не ругались, молча, но они понимали друг друга. Будто две частички одного пазла. Сходились идеально. Сходились. Концерт. Новая танцовщица. Необыкновенная девушка. А Таччон ей просто очарован. Очарован раз. Очарован два. Очарован три.
Ре усталый вышел из звукосаписывающей студии. Они выжали из него все соки. И мозг все еще упрямо думал про Таччона, про времена, когда они вдвоем выбирали мебель для их квартиры, и не было никого кроме них. Сегодня они должны встретиться. У Окуры. Ре обещал приехать с большой пиццей и бутылкой вина.
- Алле, Таччон, я наконец освободился, ты где?
- Ниши, я еще занят. черз полчасика уже поеду домой.
- Окей, я пока загляну в магазин...
- Мы наконец выбрали дату для свадьбы
- Даааа?! Когда, когда???
- 17 декабря.
Сетябрьское солнце уже давно село, а на берегу у реки было совсем холодно. До магазина слишком далеко идти. Поэтому сигареты приходится просить у первого встречного. В декабре. Ре думает, что он плачет. Ему кажется будто осенний холодный ветер заморозил все его тело. Волнами его окатывает разочарование и ненависть к самому себе. Он винит себя за то, что был ведомым, что ему не хватало сил взять на себя ответственность и проявить к Окуре больше внимания. И любви. Окончательно замерзнув через два часа, Ре поехал к нему. Веселый вечер втроем. Он и будущая семейная пара. Счастливая, влюбленная и подходящая к друг другу семейная пара. Нишикидо жалел, что выпивки дома было мало.

Они с Йоко выбирали подарок на свадьбу, когда Ре узнал все последний. Когда Йоко тихо сказал: "Только не проболтайся ему, что я тебе сказал. Посчитает нужным, расскажет сам" Ноябрь кончился. Первые дни декабря. Холодные и молчаливые. Окура смотерл в глаза Ре, улыбался ему и шутил. Курил и пил вместе с ним. Но молчал. А Ре уже знал. И от этого было еще хуже.
Нишикидо возлагал надежды на день свадьбы. И его же он проклинал больше всех. Одногруппиники стаей рвались в комнату к молодаженам, поздравляли их и о чем-то болтали с ними. А Ре не хотелось подходить близко к двоим людям, которые стали семьей уже по закону. Он держал чьи-то сумки в руках, и смотерл на плачущих родителей Окуры. Нестерпимо хотелось курить. Хотелось смотреть на Таччона и плакать, как школьница. Но и за целый день свадьбы Окура ни разу не намекнул Ре. Доккун уже подумал, что чувствует стену, тупик перед собой. После свадьбы он просидел на крыше в обнимку с бутылкой и одним из писем Окуры. "Пусть кто-то назовет эту любовь странной. Мне плевать. ...Когда-нибудь я привезу тебя сюда, и мы вместе попробуем этот суп. Ты увидешь этих красавиц девчонок. Они тебе точно понравятся. Я люблю тебя".
Ре казалось, что жизнь словно песок утекает сквозь его пальцы. Что он сам, как последний дурак оттолкнул от себя единственно возможное свое счастье. Может если бы хоть раз он позвонил или бы позвал Таччона куда-то, все было бы иначе. Или эта игра в "любовь", все слова из писем все поцелуи были просто пустышкой? Это накрывало и уносило. Убывало из нутри и съедало. Субару сказал что Ре идиот. Что Нишикдо просто кажется что он влюбился в Таччона. На самом деле это невозможно. Но разве он знает обо всем; все ночи, которые они провели вместе, каждое утро, которое они встретили просыпаясь рядом. Каждая скуренная на двоих сигарета.
На следующий день после свадьбы на кухне в доме Окуры, Ре уговаривал Мику-тян выпить с ним. И тогда Таччон сказал, что она не пьет больше. Что она беремена. Уже полторы недели. Десять долбанных дней. Десять идиотских, ебаных дней, за которые Таччон успел рассказать об этом всем, кроме Ре. Нишикидо разыграл удивление. "Посчитает нужным, расскажет сам". Значит, не так уж и надо ему было сообщать об этом Ре. И он уехал домой. Прошли месяцы. Он почти не видел Окуру. Совсем не разговаривал с ним. Но каждый день он думал о том, что упустил. О том, что сам разогрел свою любовь и сам ее задушил. Таччон исчез из его жизни незаметно. И Ре каждый день выссчитывал время их знакомства. Выссчитывал момент, когда у Окуры появилась другая жизнь. В какой момент жизнь Ре рухнула. Разбилась.
Прошло много времени. Но каждый раз вспоминая Окуру, Ре плачет. Кажется, что Доккун сам выдумал его. Таччон был его сном. Мимолетным и прекрасным. Всепоглощающим и уничтожающим. Ре не мог его забыть, да и не хотел. Он просто продолжал винить себя и жалеть.
И в один из обычных дней, рабочих дней, когда Ре опять самым последним узнал об имени сына Таччона, Окура ему сказал: "Теперь, просто рассказать тебе, как у меня дела, стало слишком больно". Таччон называет своего сына Ре, и Нишикидо хочет верить, что это имя принесет этому ребенку больше счастья, чем ему.

@темы: фанфикшн, Рё Нишикидо, Окура Тадаеши, Мыслишки, Канджани8

URL
   

news

главная